РЕФОРМАЦИЯ ЧЕРЕЗ АДМИНИСТРАЦИЮ

выпуск 1

 

  В истории Западного христианства самым разрушительным явлением была Схизма XI в., когда католичество отделилось от Православия и стало отдельным движением. Примерно через 500 лет последовало второе разрушительное для Западного христианства явление – Реформация, которая возникла и набирала силу как протест против злоупотреблений западной Католической Церкви.

Реформация возникла внутри клира как открытый бунт (Мартин Лютер был монахом и священником).

  Реформация привела к религиозным войнам – гражданским (Германия, Швейцария, Англия) и между государствами (Испания и Нидерланды, Тридцатилетняя война).

Так происходила Реформация в Западном христианском мире. Сейчас происходит Реформация в Восточном христианском мире. По своему разрушительному действию она должна быть во всем схожей со своей западной «сестрой», но происходит она по совершенно иному «сценарию».

  Реформация в Православной Церкви по характеру «ползучая» – проявляет себя в серии мелких событий, гласно себя никак не заявляет, не любит слово «реформа».

  Эта новейшая Реформация стремится всячески избегать открытой борьбы и даже полемики, а для этого ей нужно подавить всякое сопротивление в зародыше и блюсти прямой контакт с государственной властью и исполнительной властью на местах.

  Важно осознать, что Реформация в Православной Церкви – это вселенское событие, это наш шаг к кончине мира – великий грех.

 

   Реформация в Православной Церкви обнаруживает следующие характерные черты.

 

1. ВЕЛИКАЯ ИЗМЕНА ВЫХОДИТ ИЗ САМОЙ ВНУТРЕННЕЙ ЧАСТИ НАРОДА ЦЕРКВИ. РЕФОРМАЦИЯ ВЫШЛА ИЗ НЕДР ЦЕРКВИ.

  Святые отцы, разбирая Псалом 54, пишут, что стихи 13-15 «сказываются от лица Владыки – Христа». В этих стихах сообщается, откуда произошло великое духовное растление в Иерусалиме во время земной жизни Спасителя:

Если бы враг поносил меня, я бы то перенес;

и если бы ненавистник мой величался надо мною,

я бы укрылся от него!

Но ты – человек со мной единодушный!

игемон мой и знаемый мой,

который вместе со мной услаждал трапезы,

в дом Божий мы ходили в единомыслии!

 Предатель Иуда был из тех, кто «одной души» с Богом Спасителем – «равнодушный» в значении «равных душевных качеств» (Фил. 2:20). Христос поставил Себя на один уровень жизни души с другим человеком – братом.

 Христос даже называет друга и брата почтительно «игемон» (слав.: владыка): Богочеловек «не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить» (Мф. 20:28).

 Господь говорит с душой человека – дружески. Когда в Гефсиманском саду Иисус сказал Иуде: «друг, для чего ты пришел?» (Мф. 26:50), то это подтверждение, что Иуда и был ему «другом».

  «Знаемый мой», – говорит Спаситель об Иуде. «Знаемый» – это не знакомый, это – тот, кто открылся другим людям и был ими «узнан», и таким образом, принят в самый тесный круг (Пс. 30:12).

 Внутрь церковной жизни нельзя прорваться. Предательство родилось внутри Церкви.

  Прийти со стороны и начать заправлять в Церкви – так не бывает. Предательство рождается из тесного круга единомысленных. Также и фарисейство начинается от искреннего благочестия. Затем оно перерождается в духовную заразу. Предатель вполне может сказать, что он был сотаинником и знает вкус благодати. Вот где истинная опасность.

 

2. РЕФОРМАЦИЯ В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ОСУЩЕСТВЛЯЕТ СЕБЯ ЧЕРЕЗ СЕРИЮ АДМИНИСТРАТИВНЫХ РЕФОРМ.

  Можно сказать, что в Православии происходит «Реформация через администрацию».

 Как показал о. Павел Адельгейм в своей книге «Догмат о Церкви», реформы в администрации осуществлялись последовательно и поэтапно. Проследить их можно путем сравнения четырех редакций Устава церкви (1917 г., 1945 г., 1988 г. и 2000 г.).

 Устав 1917 г. определял, что в Православной Российской Церкви высшая власть – законодательная, административная, судебная и контролирующая – принадлежит Поместному Собору, периодически, в определенные сроки  созываемому, в составе епископов, клириков и мирян.

 Положение 1945 г. и Устав 1988 г. исключили «контролирующую» власть из компетенции Поместного Собора, никому ее не передав.

 Устав 2000 г. исключает из компетенции Поместного Собора, кроме «контролирующей», уже «законодательную», «административную» и «судебную» власть, оставляя ему «высшую власть» в области вероучения и канонического устроения. 

 Высшая «законодательная и судебная» власть была передана Архиерейскому собору, а «исполнительная» – Патриарху и синоду. Архиерейский собор делает Поместный Собор лишним органом власти и постепенно сосредоточивает полноту церковной власти в руках архиерейской корпорации. Но что она собой представляет?

 Назначенный Синодом епископ (взятый, как правило, «со стороны») представляет епархию лишь в силу своего административного назначения. Власть епископа в епархии является безграничной в том отношении, что влияние клира и мирян на сегодняшний день полностью отсутствует, а «соборное содействие» епархиальному управлению превратилось сейчас в аппарат личной власти правящего архиерея.

 Особое значение в свете последних перемен приобрело явление, которое наблюдалось и раньше – изгнание достойных пастырей. Сейчас подобного рода акции стали демонстративными: они показывают абсолютную власть архиерея, которой ничто не может противостоять: снизу – некому, из Москвы – не будут, потому что такое положение епископов создает основу для абсолютной централизации (по образу папства).

  Смысл этих реформ – подавить пастырскую деятельность. Заменить пастыря (епископа и священника) опытным и абсолютно послушным администратором. На Промысел Божий и волю Божью администратору от Православия уповать от властей не положено. Он и не молится о том, но исполняет волю человеков вышестоящих, дабы «творить их похоти» (см. Ин. 8:44) и поступать по «заповедям человеческим» (Мф. 15:9).

 Существенные перемены произошли и в положении церковной общины.

 Приходской устав 1917 г. называл мирян «прихожанами» и наделил их каноническим статусом в сфере деятельности общины конкретного храма.

 Согласно Уставу 1988 г. для прихожан не предусмотрено никаких прав; и это бесправное положение в приходе формирует их потребительское отношение к храму: пусть храм удовлетворяет «религиозные потребности» частных лиц. Прихожане остаются невостребованными храмовой жизнью, они непричастны к управлению приходом, лишены участия в обсуждении проблем приходской жизни.

  Зато каноническим статусом наделяются «миряне» (так их стали называть с 1988 г.) – случайная группа лиц из 10 человек, которые вместе с причтом храма составляют Приходское собрание и приходскую общину. В итоге положение таково, что реальная община, представленная прихожанами, лишена канонического статуса и прав, а мнимая община, представленная мирянами, наделена каноническим статусом и правами.

 Приходской Устав 1999 г. и Устав 2000 г. провели окончательную черту разделения между прихожанами и т.н. Приходской общиной: епархиальный архиерей получил новое право частично или полностью, по своему усмотрению, разгонять Приходскую общину. Прихожане, не связанные общением ни с клиром, ни между собой, разбредаются как «овцы, не имеющие пастыря»  (Мф. 9:36). Но если смысл реформ – подавить пастырскую деятельность, то все теперь стоит «на своих местах».

  Начало Реформации в РПЦ хронологически совпало с началом Перестройки в СССР (особенно показателен 1988 – год Крещения Руси). В конце 80-х годов уже была готова база для того, чтобы начать Перестройку в Церкви (Реформацию). Поэтому неправомерно связывать начало Реформации с изменением личного состава высшей церковной администрации (в 2009 г). Если мы знаем, какие силы «запустили» Перестройку в СССР, то знаем и то, какие силы «запустили» Реформацию в РПЦ.

 Архитекторы Перестройки (которые были руководимы с Запада) говорят, что они принесли свободу христианской Церкви. Это была свобода – двигаться к обрыву. Перестройка в СССР закончилась, а Перестройка в Церкви оказалась более живучей и к сегодняшнему дню набрала свою «настоящую» силу. Деятели Реформации совершено уверовали в свою неуязвимость и действуют открыто. Их «открытость» Западу сопоставима с той «открытостью», которая привела к ликвидации СССР.  

 Нас до сих пор убеждают, что РПЦ и либеральная идеология (западного типа) противостоят друг другу. Думать так было бы большой ошибкой: Реформация в РПЦ – это авангард прозападного «либерализма», на сегодняшний день – самый успешный его проект.

 

Для понимания идеи Реформации РПЦ может послужить следующая историческая справка.

Термин «Реформация» применительно Русской Православной Церкви впервые применил Л.Д. Троцкий еще в 1914 году. Он считал, что в РПЦ на определенном этапе общественного развития должна произойти «реформация», подобная западной. Ее он понимал как «приспособление церкви к потребностям буржуазного общества». В 1922 году (в связи с изменением общественно-экономической формации) встал вопрос о борьбе с Православием. Ведущую роль в этой борьбе, соперничая друг с другом, старались закрепить за собой ВЧК и Комиссия по учету, изъятию и сосредоточению ценностей под председательством Троцкого.

Дзержинский выступал против возрождения РПЦ в «обновленной форме»: «Церковь разваливается, этому нам надо помочь». По его мнению, одного террора было бы достаточно.

Намного более продуманной была стратегическая линия Троцкого, который отлично понимал, что «Реформация» в Церкви более надежный способ борьбы.

И опираться в этой борьбе он думал отнюдь не на инициативу «богоискателей»-интеллигентов, о которых отзывался точно и презрительно: «стихийного религиозного творчества, которое черпает из глубокого колодца души народной... придет ли кому в голову искать у гг. Мережковского, Минского, Булгакова и Бердяева?»  

И не из творчества масс следует, по мнению Троцкого, черпать силы для Реформации, а опираясь на вполне определенную «группировку духовенства», которая «преследует свои корпоративные интересы».

Если бы Троцкий мог до конца провести свою линию по Реформации РПЦ, ее результаты были бы несравненно более эффективными, чем террор. Однако уже с января 1923 г. Троцкий был отстранен от проведения антицерковной политики.

В результате «реформаторские» тезисы программ не были утверждены на «обновленческом» Поместном соборе 1923 г. Ходом дел на Соборе фактически руководило ГПУ.

 

 Движущей силой последних церковных реформ является безошибочно указанная еще Троцким «группировка духовенства, которая преследует свои корпоративные интересы».

 Цель последних церковных реформ для самих реформаторов – единственно есть власть. Под учет и отчет поставляются все сферы церковной жизни. Посредством административных реформ должна быть отстроена такая система власти, когда весь церковный механизм управляется из единого центра, а он находится под полным контролем одного лица, а оно в свою очередь обращено не к Востоку. Тяготение иерархов-политиков к Западу и католичеству носит принципиальный характер. (Заметим, кстати, что на западной стене христианских храмов изображали Страшный Суд.)    

 

3. ДЛЯ НОВЕЙШЕЙ РЕФОРМАЦИИ НЕОБХОДИМО СОЗДАТЬ КАСТУ ВНУТРИ ЦЕРКВИ. Сначала создавался епископат как отдельная каста, и эта задача в целом успешно решена. Сейчас «задача момента» – образовать все священство как отдельное «общество» со своей внутренней «моралью». Цель такой стратификации народа Церкви та же самая – абсолютно централизованная власть.

  Выделение епископата в касту – опасность, о которой предупреждает св. Иоанн Кронштадтский: обнаружится «равнодушие предстоятелей церкви к поглощению истины неправдой. Индифферентизм пастырей будет последним явлением церковной жизни при необычайном развитии материальной обеспеченности. Наступит такое явление: пастыри – пасущие самих себя, проповедь – звуки голоса. Куда будет стремиться такая церковь? Как блуждающая комета стремится куда-то и сталкивается с чем-то, с какой-то другой кометой, так и церковь блуждающая стремится к слиянию с другой блуждающей церковью – синагогой иудейской, ибо обе они в лице предстоятелей, отпавших от истины, поклоняются золотому тельцу, т.е. блуждают во тьме, подобно своему прототипу, лже-апостолу, Иуде-предателю».

  В западной Церкви задача отсечь мирян от священства была поставлена в XIII веке, когда было принято раздельное причастие для священства и мирян: миряне причащаются не «от плоти и крови» Спасителя, но только через «хлеб» – обескровленную плоть Христову. Принципиальное различие между клиром и народом («лаиками») утвердил Тридентский собор Католической церкви (1545-1563), и тем было признано наличие в церкви двух раздельных сословий. 

Тысячелетний опыт работы католиков по взращиванию отдельной касты священства создает прочную базу для того, чтобы наше Православие прошло этот путь за годы жизни одного поколения. Главное – отсечь клир от народа.

 

4. СРЕБРОЛЮБИЕ ДОЛЖНО СТАТЬ НОРМОЙ В СРЕДЕ СВЯЩЕНСТВА. На таких людей может опираться центральная власть.

  Сребролюбию в Церкви должно противопоставить – только ревность по Богу: «Ревность по доме Твоем снедает меня» (Пс. 68:10).

  Так об Иисусе помыслили ученики словами Псалма: «Ревность по доме Твоем снедает меня». Но после какого события они «вспомнили» этот Псалом? После того, как Иисус изгнал меновщиков денег и торгующих из Храма (Ин. 2:17). Но почему именно это событие навело их на мысль о спасительной ревности по Боге, ее ведь не раз являл Иисус, причем, в самых смелых поступках и словах? 

  Исконный библейский взгляд – пророческий для последних времен – состоит в том, что все обращающееся золото постепенно концентрируется в едином мировом центре; первоначально он назывался «Тир», затем «Вавилон». Если знать об этой тенденции и духовной опасности, которая исходит из этого мирового денежного центра, то особым смыслом наполняются слова апостола Павла, сказанные с такой категоричностью: «Корень всех зол есть сребролюбие» (1 Тим. 6:10).

  Не гордыня, не ложь, не гнев, не блуд. Сребролюбие даже не упоминается ни в одной из Десяти заповедей. Откуда такая определенность и точность высказывания, что именно корень, что всех зол и что именно сребролюбие?

  Святые отцы говорят, что сребролюбие есть крайняя форма идолопоклонства и потому противоречит Первой заповеди («да не будет у тебя богов других пред лицом Моим»; Исх. 20:3) и Второй заповеди – не служить иным богам («не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог – ревнующий»; Исх. 20:5).

  Когда Иисус изгнал меновщиков денег и торгующих из Храма, ученики совершенно правильно оценили Его действие: «Ревность по доме Твоем снедает Меня».

 Всегда будут те, кто захочет внутри церковной ограды умножать деньги. Св. Писание учит, что это – больше, чем любая другая страсть. Это – нарушение первых заповедей Божьих. Св. Писание учит также, какое ответное действие со стороны меновщиков денег вызовет тот, кто возревнует о доме Господнем, и почему он должен быть (именно в этом случае) предельно осторожен. Читаем весь стих 10 Псалма 68 (затем стихи 11 и 12):

Ибо ревность по доме Твоем снедает меня, 

и поношения поношающих Тебя пали на меня.

  «Поношения поношающих Бога падают» на человека, который явил ревность по Боге и выступил против меновщиков денег в церковной ограде.

И смирил я в посте душу мою,

и это стало в поношение мне.

  Намерение и искренность – ревность постящегося вменили ему же в составе ругательств, которые он несет ради Бога. То же и добровольные лишения и бедность:

И я возложил на себя, как одежду, вретище, 

и я стал для них притчею.

  Личная аскеза – или пример святости и воздержания – никогда ничего не докажет тем, кто любит деньги. Наоборот, будет их крайне раздражать. Именно в этом пункте они будут предельно беспощадны.

 

5. «Святое непослушание или худое послушание» – так называется книга протоиерея Феодора Зисиса, профессора Фессалоникского университета им. Аристотеля; она написана языком истинного греческого богословия в крайне сдержанных тонах.

  Одна из тем книги – протест против распространения гомосексуализма в среде православного духовенства. От центра церковной администрации (из Москвы) последовал жесткий запрет на эту книгу; известны случаи изъятия ее из частных библиотек. Всякий хранящий такую книгу стал для администрации неблагонадежен. На какие мысли наводит запрет такой книги?

  СЕЙЧАС ДЕЙСТВУЕТ ГЕЙ-СООБЩЕСТВО В СРЕДЕ КЛИРА.

 Суть гомосексуализма как духовного явления в том, что это – совокупление многих. Гомосексуализм – прямой выход из мистического тела Церкви. Гомосексуалисты вовлекают в свой клан избирательно, неустанно и с агрессивным напором. Страшно, что такая инициатива часто исходит от епископов. Хуже всего то, что они «одобряют» делающих таковое: всякий, кто вошел в этот круг («очко»), приобщается «своим» понятиям о добре и зле. Духовенство через гомосексуализм обеспечивает себя «своей» моралью: им позволено то, что для других есть «срам».

 «Мужчины на мужчинах делают срам... Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют» (Рим 1:27, 32).

В западной Церкви фактически к XI веку было ликвидировано «белое священство» (после «папской революции» Григория VII): безбрачие стало условием рукоположения. Так была создана база для собирания гомосексуалистов в единое «лобби».

  В июне 2013 г. новый папа Франциск впервые в истории церкви признал, что внутри Римской курии действует «ГЕЙ ЛОББИ». В июле того же года папа заявил, что гомосексуальная ориентация не является греховной и выступил против осуждения и дискриминации геев, подчеркнув, что им нужно помочь интегрироваться в общество. «Кто я такой, – сказал папа римский (!), – чтобы судить его», гомосексуалиста? Папа добавил, что священники-геи должны быть прощены, а их грехи – забыты. О том, чтобы священники-геи принесли покаяние, сказано не было.

Так «непогрешимый» (поскольку он говорит «с кафедры») папа римский заявил, что не только не хочет бороться против гомосексуализма внутри Церкви, но даже и лично не берется его осуждать. И когда такое бывало, чтобы папа римский являл такую сдержанность и толерантность, можно сказать, нежное отношение к человеческим слабостям?    

  Единоличная власть в Церкви по образу пап должна опираться на человеческие пороки. Есть две темы, затронув которые, человек подвергает себя особой ярости адских сил: сребролюбие в Церкви и гомосексуализм в священстве.

 

6. Для церковной администрации принципиальным вопросом было заручиться поддержкой государственной власти. Во время Перестройки на самом высшем уровне действовало негласное соглашение, что Церковь и государство не вмешиваются в дела друг друга. Возникло согласие между церковной администрацией и государственной властью. Так было во времена Перестройки, однако деятели Реформации (Перестройки в РПЦ) «живут вчерашним днем», уверенные, что им удалось создать нерушимый блок с государственной властью. Та модель отношения церкви и государства, которую стремятся закрепить деятели Реформации, с позиций Православия есть «СИМФОНИЯ ВО ЗЛЕ».

  Особое значение, помимо высшей государственной, имеет власть на местах. Сегодня администрирование в Церкви имеет полную поддержку у местной администрации. Это – горькое наследие Перестройки. Правящий архиерей может для своих целей без труда отмобилизовать все ресурсы местной администрации (включая СМИ, прокуратуру, суд).

  • Facebook Classic
  • Twitter Classic
  • Google Classic

Аналитические материалы по вопросам противодействия современной реформации и апостасии. 2014