БЛАГОЕ НЕПОСЛУШАНИЕ ИЛИ ХУДОЕ ПОСЛУШАНИЕ?

 

Продолжение (начало в Выпуске 3).

«Благое непослушание или худое послушание». Так называется замечательная брошюра протоиерея Феодора Зисиса, профессора богословского факультета Фессалоникского университета имени Аристотеля (Москва: Святая Гора, 2009).

NB: Книга запрещена к распространению

Московским Патриархатом. 

 

СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ О ПОСЛУШАНИИ

 

 Писание делает чёткое различие между добрыми пастырями и злыми наёмниками; истинными и подлинными служителями Божиими, учителями, пророками – с одной стороны, и лжесвященниками, лжеучителями и лжепророками – с другой.

  Приведём цитаты из книги святого пророка Иеремии, которые использует и святитель Григорий Палама применительно к современным ему лжепастырям-еретиками:

   «Изумительное и ужасное совершается в сей земле: пророки пророчествуют ложь, и священники господствуют при посредстве их» (Иер. 5, 30-31). 

  «Пастыри сделались бессмысленными и не искали Господа, а потому они и поступали безрассудно, и всё стадо их рассеяно» (Иер. 10, 21). 

   «Множество пастухов испортили Мой виноградник, истоптали ногами участок Мой; любимый участок Мой сделали пустою степью; сделали его пустынею» (Иер. 12, 10-11).

  Сам Христос чётко разделяет пастырей на добрых и злых, побуждая слушаться только хороших, а отнюдь не плохих – наёмников, которых интересует лишь собственная выгода и которые отнюдь не намерены жертвовать собой ради овец, оставляя их беззащитными при нападении волков (Ин. 10, 11-12).

  Если овцы, то есть верующие, по какой-либо причине всё же последуют за худым пастырем, то ответственность за этот шаг будут нести они сами. Об этом ясно сказано в Апостольских постановлениях: «Надобно бегать пастырей-губителей».

  Апостол Павел предупреждает пресвитеров Эфеса о том, что вскоре появятся пастыри – волки в овечьих шкурах... Из среды самих пресвитеров выйдут те, кто, извратят Евангелие: «Я знаю, что, по отшествии моём, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада» (Деян. 20, 29).

  И последнее: апостол языков предупреждает верных, что в вопросах веры и послушания необходимо проявлять такую осторожность и рассудительность, что даже если бы он сам или же ангел начали учить чему-то иному, неведомому прежде, то не следовало бы их слушаться (Гал. 1, 8).

 

СВЯТЫЕ ОТЦЫ О ПОСЛУШАНИИ

 

  Многие святые отцы, основываясь на Священном Писании, прямо и откровенно говорили о злых пастырях, решительно высказываясь в пользу изгнания таковых из Церкви, особенно когда те своим поведением соблазняют народ Божий.

  Ныне же, искажая и упраздняя Евангелие, опровергая и ниспровергая святых отцов, подобные лжепастыри не только не выдворяются вон, дабы наступил столь желанный и долгожданный катарсис, но, напротив, они удостаиваются ещё и беспрекословного послушания.

1) Святитель Афанасий Великий

 «Если епископ или священник, будучи очами Церкви, имеют недоброе поведение и соблазняют народ, то следует их изгонять. Лучше без них собираться в доме молитвы, чем вместе с ними, как с Анной и Каиафой, быть вверженными в геенну огненную».

 Лицемерие искони подтачивает христианскую мораль, в том числе и среди монашествующих. Святитель Афанасий о подобных двуличных лжепастырях пишет так: «Если чрево ему – бог, гортань – ад, если он падок на деньги и торгашествует благочестием, оставь его – он не мудрый пастырь, но хищный волк... Ты должен распознавать христопродавцев по делам их, так как они, нося личину благоговения, имеют дьявольскую душу».

 Никто из (нынешних) иерархов-экуменистов никогда не выступил в поддержку защитников Предания, объяснив, что происходящее уклонение от чистоты церковного учения допускается ими лишь на краткое время и только ради икономии, дабы кого-нибудь из заблудших и еретиков – католиков, протестантов и монофизитов – привести к Православию.

  Напротив, нам навязывается мнение, что к Церкви принадлежат все и вся, и никто не пребывает вне её границ. Вследствие чего сами понятия ересь и заблуждение ушли в небытие.

  Итак, согласно мнению святителя Афанасия Великого, существует праведное, непредосудительное неповиновение – святое божественное непослушание, которое допустимо и даже необходимо в тех случаях, когда церковное священноначалие неверно преподаёт слово Христовой истины.

2) Святитель Василий Великий

 «Только не обманывайтесь ложным словом тех, кто возвещает истинность веры. Ведь они христопродавцы, а не христиане, всегда предпочитающие жить с выгодой для себя, а не по истине. Когда они решили завладеть сей пустой властью, то присоединились к врагам Христовым, а когда увидели, что народ негодует, то снова притворились истинно верующими. Я не считаю епископом и не причисляю к иереям Христовым того, кто нечистыми руками выдвинут на предстоятельское место для разрушения веры».

 Святой Василий обращается к клиру другой епархии, не дожидаясь какого-то одобрения или дозволения со стороны вышестоящей церковной власти – патриарха или синода. (Нам же зачастую советуют брать благословение и извещать священноначалие обо всём, что бы мы ни собирались предпринять – но ведь и мы не делаем ничего предосудительного, когда вместе с другими священнослужителями и монашествующими высказываемся по ряду серьёзных церковных и богословских проблем.)

3) Святители Григорий Богослов и Иоанн Златоуст

 Святитель Григорий, претерпевший многие гонения и ссылки от плохих иерархов, пишет, что он не страшится ничего: ни нападок со стороны людей, ни нападений диких зверей. Единственное, чего он боится и желал бы избежать, так это злых епископов: «Одного избавь меня, злых епископов». Ибо архипастыри, поставленные быть учителями, вместо этого стали делателями всяческих злодеяний и многоразличного порока: «Стыдно говорить, как есть, но я скажу: поставленные быть учителями благого, мы есть источник всех зол».

 Подобную же мысль мы встречаем и у святого Иоанна Златоуста: «Никого я так не боюсь, как епископов, – исключая немногих».

 Как святитель Григорий, рассуждая о мире и войне, говорит, что «брань лучше мира, разлучающего с Богом», так и мы дерзнём утверждать, что непослушание бывает лучше послушания, разлучающего нас с Господом.

4) Преподобный Максим Исповедник

 В те времена повсюду царила ересь монофелитства (ныне же везде, к сожалению, господствует наихудшая из ересей – экуменизм) и весь епископат могущественной Константинопольской Церкви покорился императору и патриарху, поддерживающим еретиков. Непокорным был только один инок - преподобный Максим. (Наверняка, он тоже слыл бунтарём и непослушливым, как и сегодня противников экуменизма обвиняют в том, что своим словом они будоражат и смущают паству.)

 Святой Максим прекрасно понимал: чтобы противостоять еретикам, недостаточно церковного сана, – необходимы богословские знания и богатый опыт. (Ныне же некоторые полагают, что после епископской хиротонии они становятся искусными богословами и поэтому требуют абсолютного послушания себе.)

 Еретик, епископ Кессарийский Феодосий, предпринял ещё одну попытку убедить святого, заявив, что с ним они полностью согласны и что вероучения они нисколько не изменяют, но действуют так исключительно из соображений икономии. «Появившееся ради икономии не следует принимать как истинный догмат, так же как и ныне предлагаемый нам типос появился под предлогом икономии, а не в соответствии с догматами».

 На это преподобный Максим ответил, что в вопросах веры нет места икономии и компромиссу, и те, кто пытаются своё уклонение от чистоты православного учения оправдать икономией, суть лжецы. (А сегодня еретичествующие иерархи в погоне за человеческой славой, совершенно забыв о Боге и своей совести, призывают нас к беспрекословному послушанию, принуждая покориться экуменизму.)

  В конце концов, единственным из патриархов, верным Православию, остался лишь святитель Софроний Иерусалимский, вокруг которого и смогли сплотиться православные, клирики и миряне: «Вокруг него собирается всё священство и православный народ». (Дай-то Бог, чтобы и в наши дни Господь явил миру хотя бы одного патриарха или двух-трёх епископов, незапятнанных позором экуменизма, дабы возле них смогли бы объединиться «священство и православный народ».)

5) Преподобный Феодор Студит

 Преподобному Феодору Студиту пришлось отстаивать истину в двух важных и серьёзных церковных и богословских вопросах того времени, тогда как официальная Церковь в лице патриарха и синода в разрешении этих проблем шла на компромисс и уступки... Первая проблема возникла в связи со вторым браком автократора Константина VI, а вторая – вследствие иконоборческой политики императоров Льва V и Михаила II.

 Лев V возобновил иконоборческие споры и воздвиг новые гонения против иноков, прежде всего против главного «зачинщика» – студийского игумена Феодора. К сожалению, сразу нашлись некоторые епископы, согласные с царём-еретиком, а другие, не выдержав давления, вынуждены были ему подчиниться.

 На заседании собора царь изложил свою точку зрения, называя почитание и поклонение святым иконам идолопоклонством. В ответ на это иконолюбивые отцы высказали православную позицию: «Великим благом для нас, слышащих, что вы таковы, было бы даже прекратить совещания с вами. Ведь божественный Давид с нами согласится, говоря, что не должно ни сидеть в суетном собрании, ни входить вместе с беззаконными, ни собираться в церкви лукавых».

 После такой именно святой Феодор, простой иеромонах, взялся полностью опровергнуть доводы царя: «Он выступил первым из собравшихся из-за величия речи и добродетели». (Ведь отнюдь не хиротония сама по себе делает епископа искусным богословом.)

 Назвав еретиков человекоподобными зверями, а их слова и поведение погибельными, он советовал, насколько это возможно, отстраняться от них и даже не встречаться с ними вовсе, ибо с еретиками «разговаривать не только излишне, но и просто вредно».

 Общая позиция отцов-иконопочитателей имеет для нас огромную важность, поскольку ясно свидетельствует о бесполезности и бесплодности продолжения сегодняшних богословских диалогов с так называемыми инославными, как ныне почтительно принято именовать еретиков.

  Эти диалоги представляют для нас исключительный интерес, поскольку отвечают на вопрос: «Кто же на самом деле отлучают себя от Церкви: те, кто не слушаются еретиков и еретичествующих архипастырей и правителей, или же те, кто отделяют себя от истины Евангелия и догматов веры?»

  В отношении же вопроса, следует ли говорить и клеймить позором зло или же лучше молчать, пребывая в послушании архиереям и иереям, святой Феодор категоричен: «Заповедь Господа – не молчать в то время, когда в опасности вера. “Говори, - сказал Он, - и не умолкай” (Деян. 18, 9). “А если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя” (Евр. 10, 38). И ещё: “Если они умолкнут, то камни возопиют” (Лк. 19, 40). Итак, когда дело касается веры, то не следует говорить: “Кто я такой?”».

  Если одно только молчание есть уже отчасти знак согласия, то письменное одобрение еретических мнений перед лицом всей Церкви – это уже измена Православию. К сожалению, сегодня мы стали невольными свидетелями такого предательства – посредством принятых документов и письменных решений в наши дни происходит распространение и засилье ереси из ересей – нечестия экуменизма.

  Итак, еретическая синагога не есть Церковь; еретики и находящиеся с ними в общении никоим образом не могут составлять Церковь.

  Самое прискорбное, что большинство насельников, безбедно живущих в щедро финансируемых государством и Евросоюзом обителях, а также на пожертвования верующих, успокаивают себя тем, что они, дескать, молятся, исполняют свой духовный долг, – а в это время вера православная ниспровергается, экуменизм же и сопутствующие ему вседозволенность и распущенность укрепляют свои позиции.

  Незыблемое стояние за истину сохраняло в первозданной чистоте веру нашу вплоть до XIX века. В дальнейшем, к сожалению, повсеместно утвердилось господство модернистского духа, детища западного Просвещения. А затем, с начала XX века, постепенно получила распространение всеересь экуменизма, которая сегодня почти полностью одержала верх, завладев умами представителей официальной Церкви и получив неограниченный доступ в церковные учебные заведения.

6) Преподобный Симеон Новый Богослов и святитель Марк Ефесский

 Обращаясь к будущим монахам, преподобный Симеон советует им быть очень внимательными и осторожными в выборе старца-учителя, у которого они будут находиться в послушании.

  Со слезами и многими мольбами следует просить Господа послать нам бесстрастного и святого духовного руководителя. Но даже найдя такого, как нам кажется, человека (что весьма нелегко), каждому из нас надо внимательно исследовать Священное Писание и творения святых отцов, дабы, взяв их за основание, судить о том, чему учит и что делает духовник, как поступает в тех или иных случаях.

  Ранее подобное наставление давал послушникам преподобный Иоанн Лествичник, дабы избежать им опасности послушания худому старцу.

  Итак, святые едины во мнении, что послушание должно быть не безрассудным, но рассудительным.

  Святитель Марк Ефесский вошёл в историю как бесстрашный исповедник, борец за чистоту православного учения и яростный противник католичества, как антипапа (так его именует в своей одноимённой книге преподобный Афанасий Парийский).

 Он, единственный из всего константинопольского епископата, не послушался решений Ферраро-Флорентийского униатского co6opa и сохранил истину Православия, несмотря на все унижения и оскорбления со стороны католиков и латинствующих православных (которые суть не что иное, как подобия нынешних экуменистов).

  Во время долгих заседаний собора святитель Марк убедился в том, что католики, несмотря на множество приведённых им богословских аргументов, совершенно закоснели в ереси и упорствуют в своих заблуждениях; увидел, что всюду безраздельно царят эгоизм, самодовольство и надменность; удостоверился в светском образе мыслей латинян, их мирском умонастроении и властолюбии. И после этого святой, невзирая на то, что работа собора ещё продолжалась, решительно заявил православной делегации, «что латиняне не только раскольники, но и еретики. И об этом Церковь наша умолчала, вследствие того, что их племя велико и сильнее нашего».

  Итак, католицизм есть ересь – вот единодушная оценка святых отцов и учителей Церкви со времён святителя Фотия. Посему продолжению и неизменности сей единогласной святоотеческой позиции – так называемому согласию отцов (consensus Patrum) – наносят большой урон и приносят немалый вред те нынешние иерархи (причём даже и самые высокопоставленные), которые утверждают, что католичество вовсе не ересь, а сама католическая церковь не просто церковь, но ещё и «сестра». (Происходит это либо по неведению, которое, впрочем, врачуется знанием, либо по убеждению и вследствие латиномудрия – и тогда это состояние совершенно безнадёжное и ничем непоправимое.)

  Этим они уничижают Единую Святую Кафолическую и Апостольскую Церковь, ибо ставится под сомнение тот неоспоримый факт, что только она одна является Церковью Христовой, в которой возможно спасение верующих, а также упраздняются пределы вечные, которые положили отцы наши.

  По возвращении делегации из Флоренции и восторженной встречи святителя Марка верующими Константинополя, латинствующие православные (прообразы нынешних экуменистов) отправили его в ссылку на остров Лемнос (1440-1441), чтобы не иметь в лице святого преграду для проведения в жизнь решений униатского разбойничьего собора и чтобы слово его не звучало открыто.

 Что же сделал в этой ситуации святой Марк? Может, он подчинился латиномудрствующему патриарху Митрофану и его преемнику Григорию и продолжил поминать их за богослужением?  

  Напротив, премудрый в божественном и непоколебимый в убеждениях архипастырь не только прервал церковное общение с латинствующими, но и незадолго до своей блаженной кончины, уже на смертном одре, завещал, чтобы никого из еретичествующих епископов или клириков и находящихся с ними в общении не было на его погребении, панихидах и заупокойных литиях.

  «Скажу же о патриархе... я говорю и свидетельствую пред многими находящимися здесь и достойными мужами, что я совершенно и никоим образом не хочу и не принимаю общения с ним или находящимися с ним ни в этой моей жизни, ни после смерти, как не принимаю ни бывшей унии, ни латинских догматов... Я совершенно уверен, что насколько дальше я стою от него и подобных, настолько бываю ближе к Богу и всем святым».

 

ИМЕЕМ ЛИ МЫ ПРАВО ГОВОРИТЬ?

 

  В настоящее время, к сожалению, положение дел в Церкви таково: священноначалие заставляет молчать тех, кто твёрдо придерживается церковного Предания и православных традиций – для того чтобы полностью восторжествовали доводы экуменистов и обновленцев; чтобы народ оставался непросвещенным, без какого бы то ни было руководства; чтобы не существовало подлинного диалога, обмена мнениями и аргументами, благодаря которым сразу бы открылась истина.

 Церковные власти не приемлют даже конференций, организуемых нами в университетской среде; они полагают, что и их нельзя проводить без благословения, поскольку втайне желают, чтобы мы, проявив послушание, перестали проповедовать и свидетельствовать слово истины, которое во все времена раздражало и до сих пор продолжает раздражать тех, кто не хочет ему следовать.

  Но если руководствоваться подобной логикой, то, наверное, и Христу, чтобы говорить с народом, надлежало иметь дозволение Анны и Каиафы, книжников и фарисеев?.. Ведь архиереи запрещали апостолам проповедовать Христа, как и сегодня многим возбраняют говорить о святом Православии: «Приказали им отнюдь не говорить и не учить о имени Иисуса» (Деян. 4, 18).

  В истории Церкви еретичествующие патриархи и иерархи не раз отправляли в темницы и ссылки исповедников веры, дабы господствовало только их «богословское» мнение.

  Так, святитель Григорий Богослов вынужден был служить в небольшой домовой церкви святой Анастасии, в то время как остальные храмы Константинополя были в руках ариан – епископов и духовенства, которые проповедовали в них нечестие. Что же, и святому Григорию следовало брать разрешение на произнесение своих замечательных богословских слов и на то, чтобы вернуть православное учение в захваченный арианами Царьград?

  Не кажется ли вам, что и в наши дни Церковь заполонили лжеучители и во всю здесь хозяйничают? Что и сегодня в храмах редко услышишь православное слово – подлинное, без каких-либо примесей и привношений извне? Что в Церкви ныне орудуют еретики-экуменисты, и получается, что у них мы должны брать разрешение или благословение на то, чтобы освободить Церковь от экуменического пленения?

  Тем, кто пытается уничтожить, предать забвению, запретить православное учение, мы хотим адресовать слова, с которыми в своё время святые апостолы обратились к иудейским архиереям, как видно, продолжающим существовать и в наши дни, однако в несколько ином обличии:  «Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5, 29).

 

  • Facebook Classic
  • Twitter Classic
  • Google Classic

Аналитические материалы по вопросам противодействия современной реформации и апостасии. 2014