В РПЦ МП начат принудительный сбор данных о клириках

 

Право на свободу совести является неотъемлемой частью человека как личности, как образа Божия. И об этом было вполне конкретно заявлено Русской Православной Церковью в принятых ее официальных документах.

 

В таком важном документе как «Учение Православной Церкви о достоинстве и свободе человека» мы читаем следующее: «Согласно православной традиции, сохранение человеком богоданного достоинства и возрастание в нем обусловлено жизнью в соответствии с нравственными нормами, ибо эти нормы выражают первозданную, а значит истинную природу человека, не омраченную грехом. Поэтому между достоинством человека и нравственностью существует прямая связь. Более того, признание достоинства личности означает утверждение ее нравственной ответственности».

 

А на Архиерейском соборе 2013 года прозвучали следующие слова: «Уже сейчас вызывают тревогу действия по сбору и обработке персональных данных детей, обучающихся в общеобразовательных учреждениях, так как нередко ведется неконтролируемый сбор данных, явно избыточных для обеспечения учебного процесса...

 

В связи с тем, что обладание персональной информацией создает возможность контроля и управления человеком через различные сферы жизни (финансы, медицинская помощь, семья, социальное обеспечение, собственность и другое), возникает реальная опасность не только вмешательства в повседневную жизнь человека, но и внесения соблазна в его душу. Церковь разделяет опасения граждан и считает недопустимым ограничение их прав в случае отказа человека дать согласие на обработку персональных данных». (http://www.patriarchia.ru/db/text/2775107)

 

Ранее мы сообщали о начале процесса принудительного заполнения анкет клириками РПЦ. При этом спектр предлагаемых для заполнения анкеты вопросов таков, что он далеко выходит за рамки элементарного здравого смысла. Зачем, спрашивается, клирик обязан: давать свой личный номер мобильного телефона, данные о своих ближайших родственниках, сведения о трудовом стаже, данные военного билета, все страницы паспорта и дипломов о среднем и высшем образовании? Зачем монахи, которые приняли обет об отречении от мира принуждаются к прохождению постыдных и унизительных врачей-специалистов — психиатра, нести заключение из венерологического диспансера и т. д.? Перечень требуемых данных выходит за рамки установленных т. н. обязательных данных, определенных Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ О персональных данных ст.8 Общедоступные источники персональных данных. Напомним что ст. 9 данного закона предусматривается «Субъект персональных данных принимает решение о предоставлении своих персональных данных и дает согласие на их обработку своей волей и в своем интересе».

 

В случае сбора персональных данных в МП:

 

а) не заявлено о цели собираемых данных,

б) не предоставляется право выбора для духовенства и монашествующих, поскольку структуры МП требуют безоговорочного предоставления персональных данных под предлогом «послушания».

 

А п. 4 пар 1 данного закона говорит о том, что «обработка персональных данных осуществляется только с согласия в письменной форме субъекта персональных данных. Письменное согласие субъекта персональных данных на обработку своих персональных данных должно включать в себя:

 

1) фамилию, имя, отчество, адрес субъекта персональных данных, номер основного документа, удостоверяющего его личность, сведения о дате выдачи указанного документа и выдавшем его органе;

2) наименование (фамилию, имя, отчество) и адрес оператора, получающего согласие субъекта персональных данных;

3) цель обработки персональных данных;

4) перечень персональных данных, на обработку которых дается согласие субъекта персональных данных;

5) перечень действий с персональными данными, на совершение которых дается согласие, общее описание используемых оператором способов обработки персональных данных;

6) срок, в течение которого действует согласие, а также порядок его отзыва.

 

Более того, клирики и монашествующее духовенство, не имеющие тех или иных документов, обязаны, что совершенно противозаконно, в письменном виде написать на имя Святейшего Патриарха или правящего архиерея некую «Объяснительную».

 

Почему строгие канонические требования к ставленникам на рукоположение не применяются, мнение духовника не учитывается, но требование заключения из психотерапевта и венерологического диспансера имеет чуть ли не первостепенную важность. А без заключения последних ставленник в дьяконы и священники рукоположен быть не может.

 

Требование копии всех документов: от справки о крещении и до военного билета и трудовой книжки даже для монахов, не может не вызвать удивления и даже возмущения. Естественно возникает вопрос: РПЦ МП это Поместная Православная Церковь, которая осуществляет свою спасительную миссию в мире, либо это очередная организация с религиозной окраской, которая заключает с клириками и монахами трудовой договор на основании т. н. «Положения о защите персональных данных работников» и Трудового кодекса?1 То есть подобным вытряхиванием из человека всех данных Московская Патриархия невольно показывает, что мышление ее служителей-администраторов ни чем не отличается от работников секретных органов. Один из космонавтов, герой России, узнав о процессе чрезмерно активного и подробного сбора данных в центральных монастырях РПЦ, сказал: «Даже я, имея в советское время доступ к особо секретным объектам, никогда не давал столь подробных о себе сведений и от меня их не требовали». А один из опытных юристов Москвы, который достаточно много и активно помогает в юридических вопросах РПЦ, узнав об этом процессе сразу же его расценил как «противозаконное действие». Все эти доскональные сборы персональных данных не только оскорбляют человеческое достоинство, но и нарушают Российское законодательство и Конституцию России, противоречат официальной позиции РПЦ МП, выраженной в принятых ею же документах на Архиерейских соборах.

 

Более того, если переходить с юридического языка и уровня на духовный, то, зная, что весь процесс сбора персональных данных ведется сейчас ради создания ведомственных регистров как основной базы для Единого Регистра Населения, который в свою очередь предусматривает обязательное присвоение человеку пожизненного цифрового идентификатора-имени мирового стандарта, что является несомненно грехом, богоборчеством, то какими соображениями руководствуется руководство Московской Патриархии, создавая свой внутриведомственный Регистр с еще более конфиденциальными данными о личности? При этом в своем документе «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных» священноначалие РПЦ заявляет: «Вся собранная информация может не только использоваться, но автоматически анализироваться с целью принятия управляющих решений в отношении конкретного человека. Введение же сквозного идентификатора личности позволяет создать единую базу данных, где в режиме реального времени могут собираться, храниться и автоматически анализироваться данные из различных сфер жизни человека». То есть высказана озабоченность и тревога РПЦ, а на деле мы видим происходит все с точностью наоборот.

 

Иначе как коварством и лицемерием данный шаг и данное решение Московского Патриархата не назовешь.

 

Официально РПЦ заявляет также о недопустимости таких методов и мер сбора персональных данных, а на деле происходит все с точностью наоборот. При этом, осознавая незаконность подобных требований, бесчестно эксплуатируется священная добродетель «послушания». В данном конкретном случае эта добродетель откровенно десакрализуется, то есть теряет свой священный смысл. Ибо послушание — это величайшая добродетель научающая человека следовать воле Божией. О какой воле Божией можно говорить при требовании совершать поступок противоречащий не только совести человека, но православной вере, который делает человека соучастником процесса «тайны беззакония», которая в данном случае совершается на технологическом уровне?(См. Послание Архиерейского собора Украинсуой) И каждый клирик РПЦ, обязуемый священноначалием РПЦ заполнить анкету и отдать копии всех своих личных документов, лишается всякого выбора.

 

И в данном случае, оправдывая процесс развития зла, принимая на себя ответственность за вынужденное соучастие клириков и монашествующих в процессе создания технологической базы для начертания антихриста, священноначалие РПЦ толкает своих чад на шаги ко злу и соучастия во зле. При этом мы напомним важные слова из «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека» : « Это значит, что подлинно свободен тот, кто идет путем праведной жизни и ищет общения с Богом, источником абсолютной истины. Напротив, злоупотребление свободой, выбор ложного, безнравственного образа жизни в конце концов разрушает саму свободу выбора, так как ведет волю к порабощению грехом. Только Бог, являясь источником свободы, может поддерживать ее в человеке. Те, кто не желают расставаться с грехом, отдают свою свободу дьяволу — противнику Бога, отцу зла и несвободы. Признавая ценность свободы выбора, Церковь утверждает, что таковая неизбежно исчезает, когда выбор делается в пользу зла. Зло и свобода несовместимы.»

 

Не может также не беспокоить и тот факт, что такое крайне легкомысленное отношение к процессам составляющим единый вектор антихристианской глобализации, активно взращивается в Духовных школах РПЦ. Будущие пастыри, а часто и лица начальствующие, не знакомы с принятыми постановлениями Архиерейских соборов в отношении цифровой идентификации, не имеют даже малейшего целостного представления и происходящих процессах, об их эсхатологической направленности и о духовной опасности. Собственно говоря духовные школы лишены правильного и глубокого богословского видения и осмысления затрагиваемых нами проблем. Это приводит к очень часто печальным явлениям в пастырском служении, когда легкомысленные пастыри высмеивают думающих прихожан, уничижают их и выгоняют с приходов. Подобные явления все чаще стали происходить даже в монастырях РПЦ. Но если легкомыслие и демагогия становятся главным идеологическим критерием для Священноначалии РПЦ, то это является признаком опаснейшей апостасии. Важно знать и помнить, что нас спасет господь не только за добрые дела, но за стояние в вере. Свт. Кирилл Александрийский подчеркивает: "Но свет дел, если он чужд правых догматов и неповрежденной веры, душе человеческой, как думаю, не доставит никакой пользы". (Кирилла, архиепископа Александрийского, на святой символ. Деяния Вселенских соборов. СПб. 1996, т.1. Третий Вселенский собор, с. 569)

 

От "Православнорго Апологета"

 

1 Это положение дает перечень документов и данных предоставляемых работником работодателю: в ст2, 2.2. «Состав Персональных данных »: 2.2. Состав Персональных данных работника:

 

- Анкетные и биографические данные;

- образование;

- сведения о трудовом и общем стаже;

- сведения о составе семьи;

- паспортные данные;

- сведения о воинском учете;

- сведения о заработной плате сотрудника;

- сведения о социальных льготах;

- специальность,

- занимаемая должность;

- наличие судимостей;

- адрес места жительства;

- домашний телефон;

- место работы или учебы членов семьи и родственников;

- характер взаимоотношений в семье;

- содержание трудового договора;

- состав декларируемых сведений о наличии материальных ценностей;

- содержание декларации, подаваемой в налоговую инспекцию;

- подлинники и копии приказов по личному составу;

- личные дела и трудовые книжки сотрудников;

- основания к приказам по личному составу;

- дела, содержащие материалы по повышению квалификации и переподготовке сотрудников, их аттестации, служебным расследованиям;

- копии отчетов, направляемые в органы статистики;

 

Данные документы являются конфиденциальными, хотя, учитывая их массовость и единое место обработки и хранения - соответствующий гриф ограничения на них не ставится.http://hr-portal.ru/pages/poloj/pzpd6.php

 

Источник: http://apologet.spb.ru/ru/1763.html

 

  • Facebook Classic
  • Twitter Classic
  • Google Classic

Аналитические материалы по вопросам противодействия современной реформации и апостасии. 2014